Покупка, продажа, оформление недвижимости на Волге в гор. Калязине Тверской области
Телефон:
+7 (910) 938-02-00
E-mail:
rielterkalyazin@yandex.ru
Главная \ О КАЛЯЗИНЕ

О КАЛЯЗИНЕ

"Главное, чем отличался Калязин от любого города нашей круглой планеты, 
было то, что как в нем, так и ближайших окрестностях всегда стояла хорошая погода, и имелось все, что нужно человеку для хорошей жизни. 
Была черника там в сосновом бору позади огородов, и был хлеб на кухне в деревянном ларе. Был снег зимой, и трава летом, и птицы в небе, и рыба в великой реке..." 
Михаил Анчаров "Самшитовый лес"

 город Калязин Тверская областьКалязин - город в России, административный центр Калязинского района Тверской области. Город расположен на правом берегу Волги (Угличское водохранилище). В черте города находится устье реки Пуда, и реки Жабни, правого притока Волги. Географическая широта города 57°10', географическая долгота: 37°52'. В настоящее время территория Калязинского района занимает 1671 квадратных километров, граничит с Кашинским и Кимрским районами, Московской и Ярославской областями. Городское население составляет 15,8 тыс. человек и 26 тыс. человек - по Калязинскому району. К северу и востоку от Калязина местность преимущественно ровная и лесистая, на западе преобладают поля.

Герб Калязина


Герб города КалязинаГерб Калязина утвержден 10 октября 1780 года вместе с другими гербами городов Тверского наместничества. В верхней части щита герб Тверской, внизу "старинные деревянные монастырские ворота в зеленом поле, означающие собою древность монастыря того, по которому имя свое город сей получил".

 

История Калязина

 Калязин - один из старинных русских городов. На берегах Волги и Жабни первые поселения угро-финских племен, затем и славян-кривичей восходят к IV-V вв. н.э. Первое известное поселение, упомянутое в одной из русских летописей, называлось "Никола на Жабне". Появление этого поселения относится к ХI-ХII вв. - в пору начавшегося хозяйственного и политического подъема Новгородской земли. Купцы Великого Новгорода, торгуя с русскими и другими землями по Волге, в устьях небольших рек устраивали свои опорные пункты, строили небольшие церквушки и называли их в честь покровителя мореходов Николая Мирликийского. Таким опорным пунктом для новгородских купцов и стал монастырь "Никола на Жабне".

Калязинская колокольня На месте монастыря "Никола на Жабне" впоследствии был возведён Николаевский собор. За многие века на этом месте не раз возводилась церковь "Никола на Жабне" после разорении или из-за ветхости.  Но все они возвеличивали речное судоходство и торговлю, чем всегда славились калязинцы. Оставшаяся до наших дней колокольня, часть великолепного ансамбля, построена в 1796-1800 гг. калязинскими мастерами. Высота ее 35 саженей (74,68 м). 

Нашествие монголо-татар

 Калязинская земля, как и многие другие, не избежала тяжелой участи в 30-е г.г. ХIII века - нашествия монголо-татар. Записи летописцев дают лишь краткое, схематичное описание событий тех далеких лет, в них нет яркого и ясного рассказа о том, как происходил захват 14 Куликовская битвагородов, множества слобод, погостов. В кратком летописном упоминании не ясно о том, как сражались жители края против захватчиков. Отсутствие подробных и ярких рассказов о борьбе наших далеких предков против монголо-татарского нашествия вовсе не означает, что русские люди тихо, мирно, без борьбы отдались на милость победителя. Известно, что в числе разоренных и сожженных мест и городков была Никольская слобода, возникшая около монастыря Никола на Жабне, а также слобода около монастыря Троица на Нерли.

 Иван Степанович Белюстин (о. Иоанн), будучи священником Николаевского собора в Калязине (1842-1887 г.), живо интересовался историей местного края, много путешествовал. Николаевский соборВо время путешествий он делал записи об увиденном от местных жителей о далеком прошлом калязинской земли. В рассказах людей историческое прошлое перемешивалось с вымыслом, легендами, которые передавались из уст в уста, обрастали все новыми и новыми подробностями, яркими и необычными. 

 В одном из своих путешествий И. С. Белюстин делает следующую запись: "…В верстах шести от Калязина есть местечко, называемое Язвицы, - пишет Белюстин. - В настоящее время (т.е. середина XIX в.) это пустырь, окруженный болотом и кустарниками, заметны остатки небольшого кургана; кругом его земля, вырытая на значительную глубину. Следовательно, местечко ничем не примечательное само по себе, - отмечает Белюстин, - но замечательное по своему названию, по преданию и по тому суеверному страху, с которым соседние крестьяне боятся и приближаться к нему, особенно если дело к вечеру... 

 Вот предание слово в слово, как оно рассказывается в народе".

 "В старые времена, очень старые, - повествует И. С. Белюстин, - которые и прадеды не помнят, был монастырь на реке Жабне во имя святителя Николая. Богатый подвижниками и землями, он необыкновенно был богат утварью и серебром. Когда пронеслась молва, что татары идут по направлению к нему, разграбляя и сжигая монастыри, предавая злой смерти подвижников, монахи этого монастыря решились скрыть свои сокровища, но не в стенах и не вблизи, а выбрали место среди болот и зарыли их. Старца-монаха оставили стеречь зарытые сокровища, а все прочие возвратились в монастырь. Пришли татары, но напрасно допытывались они, куда монахи скрыли монастырское имущество, напрасно били и терзали их, они были безмолвны. Озлобленные враги окружили монастырь, зажгли его со всех сторон, и ни одному из подвижников не удалось спастись; все было превращено в пепел... Протекло много времени, оставшийся старец напрасно ждал известий из монастыря и, наконец, сам решил посетить его. Он нашел одни развалины да полуобгоревшие кости своих собратьев; собрал их и отнес в тот же подвал, где были сокровища. Кончив это дело, он привалил камень к отверстию подвала, после усердной молитвы возлег на этот камень и почил, положив близ себя посох, но не умер.

 Доселе мирно почивал он тут, невидимый никем, пока искатели чужих имуществ не нарушали его покой. Случалось и не раз, охотники попытались порыться: роют кругом - ничего, но лишь приблизившись к самому месту, монах встает и грозит посохом, и счастье, кто, испугавшись его угрозы, немедленно бросали свое дело; более дерзких он наказывал страшно: их находили без чувств и памяти; некоторые совсем лишались языка, другие, после долгого беспамятства, потом рассказывали, что от одного взгляда монаха оказывались как бы прикованными к одному месту, а потом он бичевал их своим посохом. Так и оставили все попытки добраться до закрытых тут сокровищ", — заключает И. С. Белюстин.

 Истории известно, что на калязинской земле в 1134 году был основан Юрием Долгоруким городок - крепость в устье реки Нерли - Константин (Коснятин, Скнятин), разоренный и сожженный не один раз во время княжеских межусобиц. Село Константинове на Жабне, снесенное в 1940 году в связи с затоплением, было основано в то же время.

Этимология названия

 Существует несколько версий о происхождении названия города. Вот одна из них. Происхождение слова "Калязин", предполагает И. Ф. Никольский, один из знатоков калязинской истории, очень древнее. Оно, по одному объяснению, происходит от угро-финского слова "кола", то есть "рыба", и указывает на то, что первые поселенцы этих мест были рыбаки угро-финских племен весь и меря. Интересно также отметить, что в Новгородской губернии была распространена фамилия Калязины.

 Свидетельством раннего проживания веси и меря в нашем крае являются угро-финского названия реки Нерль (Мерль), деревень Вески Нероновские, Вески Порецкие, Весленево. Таким образом, версия об угро-финском происхождении названия нашего города имеет некоторое основание. Калязинский поэт и публицист А. Д. Комлев полагает, что название поселения «Калязин» произошло от финского слова «кальяааси», означающего «небольшое парусное судно».

 Памятник Макарию КалязинскомуДругая версия связывает название нашего города с возникновением не позднее 1434 года на левом берегу Волги Троицкого монастыря на землях местного боярина Ивана Коляги. "Житие преподобного Макария" - основателя монастыря - повествует следующее.

Матвей Кожин, так звался в миру будущий о. Макарий, происходил из с. Кожино Кашинского уезда из боярской семьи. После смерти жены Матвей постригся в монахи, назвал себя Макарием и удалился в Кашинский Клобуков монастырь. Через несколько лет Макарий с семью другими монахами ушел из Клобукова монастыря и построил кельи в 18 верстах от города Кашина между двух озер вблизи левого берега Волги.

 По преданию, около 1444 года рядом с кельями Макария и других монахов была построена деревянная Троицкая церковь, давшая название новому монастырю. Рост монастыря, его известность привели в беспокойство Ивана Колягу. Чтобы приостановить рост монастыря, Иван Коляга решил убить Макария. Но замысел не удался. От какой-то моровой болезни погибла вся семья Ивана Коляги, сам же он тяжело заболел, явился к Макарию и постригся в монахи. С сего времени, говорится в "Житии преподобного Макария", и самая пустынь преподобного стала именоваться Колязино "от имени означенного Коляги, владетеля земель поступивших в обитель его". Возможно, так оно и было, других свидетельств, подтверждающих это предположение, нет.

Троицкий Калязинский монастырь

 Троицкий Калязинский монастырь вместе с Троице-Сергиевым монастырем и другими занимал очень удобное положение на дальних подступах к Москве, прикрывая ее дороги с севера. 

 В 1466 году монастырь посетил тверской купец Афанасий Никитин на пути в Индию. Вот что он записал в своей книге "Хожение за три моря" (Эттеров список XVI в.): "...поидох вниз Волгою и приидох в монастырь Колязин ко святей Троицы живоначальной... и у игумена благословив у Макария... И с Колязина поидох на Углеч... на Кострому..." 

 Троицкий Макарьев Калязинский монастырьТроицкий Калязинский монастырь, со временем став прочной опорой самодержавия на Руси, пользовался благоволением местных и московских князей. 

 Тверской князь Борис Александрович в 1461 году приписал монастырю Николу на Жабне с его землями, другой князь подарил село Константинове. Царь Иван IV в 1553 году приписал село Городищи со всеми деревнями и пустошами, в другой приезд - рукописное Евангелие. 

 Позднее монастырь посещали цари Борис Годунов, Михаил Федорович, Алексей Михайлович, юный Петр I со своими «потешными походами» и другие царственные особы. В 60-е годы XVIII века в монастыре останавливалась Екатерина II. И каждый раз цари и их приближенные не скупились на богатые пожертвования из золота, серебра, предметов из парчи, а главное, дарили села и деревни с крепостными крестьянами. Царь Борис Годунов в 1599 году подарил серебряную раку, в которую тогда же были перемещены из деревянной раки останки игумена Макария.

 Калязинскому монастырю принадлежали 13 сел и 200 деревень: Константинове, Васильевское, Карабузино, Пирогово, Спасское, Крутицы, Красное, Семендяево, Спирово, Городищи, Введенское, Чагино и многие другие. Он владел четырьмя водяными мельницами на реках (Жабня, Нерехта, Нерль, под селом Спасское) и 7 подворьями: тремя в г. Кашине, по одному в Дмитрове, Угличе, Твери, Москве. Во всех селах и деревнях насчитывалось 2303 двора, в них 12 тысяч крестьян. Большой доход монастырь получал с хлебной запашки, сборов с арендных земель, рыбной ловли, оброка с крестьян деньгами и натурой. Свято-Троицкий Макарьевский монастырь Московские государи освободили монастырь от повинностей и налогов, предоставили право самому судить своих крестьян не только в делах духовных, но и в мирских, закупать беспошлинно для монастырского употребления запасы, собирать на ярмарках пошлины на нужды монастыря. Все эти получаемые богатства позволили монастырю расти, расширяться, богатеть, отстраивать новые храмы, другие помещения и белокаменную ограду.

 Калязинские крестьяне, принадлежавшие как духовным, так и светским феодалам, беспощадно эксплуатировались. В ответ на это они поднимались на борьбу, организовывали бунты. Многие из них бросали свои дома и убегали от монастырского и боярского гнета в низовья Волги, на Дон, Украину, вступали в отряды Ивана Болотникова, Степана Разина и других предводителей крестьянских восстаний.

 В "смутное" время по калязинской земле два раза прошли поляки.

 Героем защиты монастыря и калязинских слобод был князь М. В. Скопин-Шуйский. В "Житии князя М. В. Скопина-Шуйского" рассказывается, что воевода князь М. В. Скопин-Шуйский,Князь Скопин-Шуйский пройдя по городам против польских и литовских людей, одних "мечу предает, других в бегство обратил и таборы их искоренил". Придя в Калязинский монастырь, он занял его. Памятник великому русскому полководцу Михаилу Васильевичу Скопину-ШуйскомуНавстречу ему со стороны Переславля пришли польские полки Сапеги и Зборовского и захватили село Пирогово. М. В. Скопин-Шуйский послал своих воевод Семена Головина, князя Борятинского, Давида Жеребцова на Волгу, чтобы перейти в Никольскую слободу и не дать польским войскам занять речку Жабню по обоим берегам. Полки поляков и литовцев бросились на русское воинство. Произошла жестокая битва, которая закончилась победой русских воинов... "Русские же полцы гнаша литовских людей до Рябова монастыря, и многих литовских людей побили и изранили д нарочитых панов многих живых поймали и с великой победой и одолением возвратившаяся под Калязин монастырь и со многою корыстью 118 году" (1609 г.), - рассказывается в "Житии князя М. В. Скопина-Шуйского", под чьим руководством была одержана победа. 

 Через несколько месяцев польский воевода Лисовский со своим многочисленным отрядом неожиданно напал на монастырь. Защитников монастыря было всего 68 человек во главе с воеводой Давидом Жеребцовым. Поляки ворвались внутрь монастыря, подожгли его. Защитники крепости были захвачены в плен и все до единого убиты, в том числе и Давид Жеребцов. Овладев крепостью, поляки разграбили ее, мощи игумена разбросали по территории монастыря, серебряную раку, подарок Бориса Годунова, изрубили на части и увезли. После ухода поляков остались сожженные монастырские деревянные стены и пепелище на месте жилых домов и деревянных церквей. Только в центре монастыря стоял разоренный каменный Троицкий храм — свидетель бесчинств захватчиков.

 Через несколько десятилетий усилиями русских мастеров Троицкий Калязинский монастырь был заново отстроен. Отец Марк и сын Иван Шарутины в 1644-1648 гг. перестроили монастырскую ограду. Высота ограды 5 саженей (более 10 м), длина по периметру 326 саженей (около 700 м). угловые башни и входные ворота не только украшали монастырскую ограду, но и играли роль оборонительных сооружений. На территории монастыря было 5 храмов: Троицкий соборный храм 1521, 1654 гг. постройки. Сретенская церковь (1530 г.), церковь преподобного Макария (1617 г.), Алексеевская церковь (1655 г.), Успенская церковь (1884 г.). Из пяти храмов первое место занимал Троицкий соборный храм, с двумя приделами: с южной стороны - Нерукотворного Спасителя и с северной - Рождества Богородицы. Этот Троицкий храм был третьим. Первый Троицкий был деревянный, построенный в середине XV века при игумене Макарии, второй - каменный, построенный в 1521 году на месте ветхого деревянного. Второй сильно пострадал во время польского разорения 1610 года. Поэтому на его месте в 1654 году был сооружен третий, просуществовавший почти триста лет и разобранный перед затоплением в 1940 году.

 Над кровлей Троицкого храма возвышались пять глав, покрытых окрашенным железом, средняя большая глава украшена золочеными звездами. Храм внутри был оштукатурен и расписан фресками на библейские темы, пол устлан чугунными плитами (1656 г.), но в 1883 году плиты были заменены деревянными половицами. Иконостас четырехъярусный, один из примеров замечательного древнерусского искусства резьбы по дереву и его золочения (1748 г.). В центре монастыря возвышалась четырехъярусная колокольня, высотой 29 саженей (около 62 м). Она была заложена на месте прежних двух (XVI в. и 1636 г.) в 1818 году и окончена в 1822. На колокольне размещались 12 колоколов. Первый большой колокол был весом 1038 пудов (16608 кг), второй колокол весом 514 пудов (8224 кг), третий колокол весом 257 пудов (4112 кг). Остальные девять колоколов весили от 70 до 1 пуда.

Внутри монастыря были три жилых корпуса: настоятельский - келья настоятеля, канцелярия, кухня, кладовая; наместничий корпус — келья наместника, казначея и две братские кельи; братский корпус -двухэтажный дом у южной ограды длиной 37,5 саженей, шириной 6 саженей (соответственно около 89 м и около 13 м). Корпус построен 1641 году. На верхнем этаже - монашеские кельи, на нижнем - братская кухня и знаменитая трапезная, построенная еще в первой половине XVI века ростовским мастером Григорием Борисовым. Калязинские резчики по камню, живописцы, каменщики были хорошо известны. Они строили храмы, каменные монастырские ограды в с. Рябове, в Новоторжском и Новогородском монастырях, в Тверском кафедральном соборе.

Помимо религиозно-нравственного воспитания, которое распространялось среди местного населения, монастырь оказывал и практические услуги самодержавно-крепостническому государству. Не раз в течение многих лет (1633-1671 гг.) монастырь снаряжал ратников с лошадьми, оружием на нужды российского государства, доставлял хлеб, платил ратные, стрелецкие, ямские повинности. Например, в 1633 г. монастырь послал 300 человек с лошадьми, ружьями, в латах под Смоленск на войну против польских панов. Он не раз отправлял своих ратников и в последующие годы.

В 1764 году при утверждении штатов Калязинский монастырь был признан первоклассным монастырем в Тверской епархии.

Город Калязин

До конца XVII века на месте существовавшего до затопления Калязина были две слободы: Подмонастырская, или Калязинская, Никольская на правом берегу Волги, и село Пирогово "Свистуха", – вклад 1511 года Дмитровского князя Юрия Ивановича в Макарьев монастырь, – на правом берегу Волги в устье речки Жабни. В конце XVII века все три поселения, связанные территориально и экономически, объединились в одну Калязинскую слободу, монастырь и город составляли одно целое.

В ХVIII-ХIХ вв. Калязин приобрел облик города; сформировались улицы Московская, Никольская, Тверская, Набережная реки Волги, Садовая и др. В 1878 г. был посажен пленными турками городской сад, сохранившийся до настоящего времени. Набережная, сквер на берегу Волги, городской сад стали любимыми местами отдыха и гуляния горожан.

Городом Калязинская слобода была объявлена в 1775 году указом Екатерины II, которая велела "Именовать Троицкий монастырь и окрестные владения городом Калязиным". Он получил герб, на котором были изображены старинные крепостные ворота. Их изображение сохраняется в гербе города и сегодня. В то же время образовался Калязинский уезд. Уездным городом Калязин был вплоть до 1917 года.

Местоположение Калязина как приволжского города определило его социально-экономическое развитие: по Волге через город товары шли крупными партиями в Москву и Петербург, в отдельные годы проходило до нескольких миллионов пудов хлеба, мяса и других товаров.

Весной и в начале лета после сильного паводка Волга была судоходной, грузы по ней перевозились на плоскодонках. Везли их порой от самой Твери в основном до Рыбинска, где осуществлялась перевалка на крупные баржи, круглогодично курсировавшие от Рыбинска до Астрахани.

Два раза в год здесь устраивались ярмарки, купцы приезжали из Углича, Переславля, Устюга. В городе и уезде широкое распространение получили многие промыслы: кузнечный, сапожный, портновский, валяльный, кружевной. Накануне первой мировой войны в уезде было 126 артелей, в которых трудилось около 25 тыс. кустарей.

Наиболее крупными предприятиями в конце XIX - нач. XX вв. были сапоговаляльные фабрики Виноградова в с. Поречье (90 чел. рабочих с годовым производством 45 тыс. пар валенок) и Кубышкиных в д. Василево (85 чел. рабочих с годовым производством 34 тыс. пар валенок). Среди крестьян Калязинского уезда вследствие малоземелья, низкой урожайности полей было распространено отходничество, то есть выход крестьян на заработки после окончания осенне-полевых работ. Большое число кустарей-отходников составляли валяльщики.

В. И. Ленин в работе "Развитие капитализма в России" писал: "В Калязинском уезде Тверской губернии мы видим, с одной стороны, домашнюю работу на "фабрикантов"..., а с другой стороны, именно этот уезд - гнездо "кустарей"-валяльщиков: их выходит из этого уезда до 3000 чел...." (В. И. Ленин, Полн. собр. соч. т. 3, с. 393). В 1914 году кустарей-валяльщиков в уезде насчитывалось почти 8 тыс. человек.

В конце XIX в. в Калязине проживало 8243 жителя (3794 мужчины и 4449 женщин).

Сельское хозяйство и промышленность

Сельское хозяйство в Калязинском уезде было на самом низком уровне. Население уезда в начале XX века - 133,4 тыс. человек, в том числе 64,7 тыс. мужчин и 68,7 тыс. женщин, в основном это были крестьяне. Им принадлежало 65,8% земли в наделе, остальная земля (34,2%) была частновладельческая. Средний размер надела на душу надельного населения только 1,4 десятины, а на одно крестьянское хозяйство по уезду - 7,8 десятины. Средний урожай по уезду в начале XX в. и накануне первой мировой войны составлял: ржи 30-40 пудов, овса 40-50 пудов, ячменя 50-60 пудов, картофеля 80-90 пудов. Таким образом, перед революцией у крестьян было мало земли, скота и хлеба.

Промышленность в городе была развита слабо: фабрик и заводов 17. Из них 2 водочных и 5 крахмальных заводов, 1 маслобойня, 1 мыловаренный завод, 2 воскобойно-свечных мастерских.

В XVIII веке получили широкое распространение Калязинские изразцы, они продавались на ярмарках во многих городах: Угличе, Ростове, Кашине, Бежецке и прочих.

Калязинские изразцы

Калязинский краеведческий музей хранит в себе редкое собрание старинных цветных изразцов XVII века местной калязинской работы. Цветные изразцы занимали почетное место среди произведений народного искусства ХVII-ХVIII веков.

В душе русского человека всегда жила любовь к прекрасному. Она выражалась в разнообразных проявлениях жизни простого человека: резной наличник окна, делавший неповторимый вид крестьянского дома, фигурный светец для лучины, шитый золотом и серебром кокошник россиянки, который придавал юной красавице величавость и красоту. Особенное внимание русские люди уделяли внутреннему убранству дома. Печи украшались поливными кафелями с изображением фантастических цветов, сказочных драконов, птиц, зверей с человеческими лицами. На изразцах писались старинные русские пословицы и поговорки, веселящие душу хозяина и гостей. Калязинские изразцы получили широкое производство в XVIII в., их выпускалось до 78 тыс. штук в год. Изразцы продавались на ярмарках в Угличе, Ростове, Кашине, Бежецке и других городах. Делали их из местной глины вблизи монастырского бора.

В XVII- XVIII вв. изразцами украшали не только внутренние покои дворцов, церквей и городских зданий, но и наружные стены. Они производили при солнечном освещении непередаваемое впечатление. Известно, что стены Троицкого собора Калязинского монастыря и Петровского дворца, построенного для приема Петра I на территории монастыря, были украшены снаружи и внутри изразцами. Собрание изразцов Калязинского музея - одно из богатейших среди музеев в области.

Калязинские кружева

Кружевной промысел г. Калязина, то есть плетение узорной сетчатой ткани для отделки и украшений царской и великокняжеской одежды, известен с XV века. Кружево делалось золотом, серебром, тканью, с шелком, украшенное жемчугом, пухом, мехом горностая и фигурными металлическими предметами. Оно одинаково носилось царями, купечеством и крестьянами. Кружевной помысел в Калязине был привнесен из Москвы в середине XVII века.

Калязин в первой половине XIX века — город крахмала и кружев. Крахмальных заводов насчитывалось десятки, а кружевниц сотни. "Пройдите, — говорил один путешественник в первой половине XIX в., — днем или вечером по Заволжской монастырской части города и вы услышите звон коклюшек на улицах и в окнах домов. Мелькает белая лента кружева, слышится веселый звон и песня... И долго останутся в памяти от Калязина величавые башни и стены монастыря, темный могучий сосновый бор, звон коклюшек и тихий плеск волны".

В Калязине, особенно на 1-й, Подмонастырской, части города, в производстве кружев принимало участие все женское население от семилетних девочек до женщин преклонного возраста. Рабочий день - 16 ч. в сутки, иногда доходил и до 18 ч. Заработки - 25-30 коп. в день. Плетение производилось льняными нитями, шелком. Расцвет калязинского кружевного дела падает на первую половину XIX в. Кружева сбывались в Москве, Петербурге, во многих приволжских городах, а оттуда за границу (Англия, Персия). Калязинские кружева отличались прочностью, оригинальностью, своеобразной красотой рисунка и были очень дешевы. Массовое плетение кружев в Калязине велось вплоть до Октябрьской революции. В 1897 г. до 800-900 калязинских жительниц занимались этим делом.

Однако в начале XX века кружевной промысел приходит в упадок. В 1927 г., отмечает И. Ф. Никольский, — большой знаток калязинского кружевного промысла, — кружевниц было не более 200 человек. И он с горечью пишет: "Все меньше и меньше слышится в Калязине мелодичный говор коклюшек. Все реже и реже берутся в руки коклюшки. Сколки матерей и бабок, коклюшки выкидываются на чердаки и в чуланы, а прежние кружевницы предпочитают уходить внаймы или сдавать свои дома под дачи".

В 80-е гг. XX столетия местные энтузиасты пытались возродить промысел, но заметного перелома в этом деле пока не произошло.

«Калязинская челобитная»

Семидесятыми годами XVII века датируется "Калязинская челобитная" - литературный памфлет, сатирически изображающий монастырскую жизнь и чрезвычайно популярный в посадских и крестьянских кругах.

Слово "челобитная" означает бить челом, то есть кланяться до земли, делать письменные просьбы. Челобитная монахов Троицкого Калязинского монастыря была написана его обитателями не ранее 1679-1681 гг.

Троицкий Калязинский мужской монастырь во второй половине XVII века, благодаря царским дарам в виде деревень с крестьянами, золотых и серебряных украшений, превратился в крупнейшего феодала, эксплуатировавшего тысячи крепостных окрестных сел и деревень. Монастырь промышлял винокурением и пивоварением. Благодаря своему выгодному географическому положению на перекрестке торговых путей по Волге и с юга на север, монастырь стал форпостом на севере московских земель и превратился в один из богатейших монастырей России. Вместе с ним росли, богатели Подмонастырская и Никольская слободы и село Пирогово. В них развивались ремесла, которые стали определять экономический облик нашего края. В монастырь часто наезжали и подолгу здесь останавливались царские особы. Число обитателей монастыря не превышало пятидесяти человек, включая монастырское руководство. В 1679 году игуменом монастыря стал архимандрит Гавриил, переведенный из Суздаля. На него и жаловались монахи архиепископу Тверскому и Кашинскому. Они в сатирической форме пишут, что архимандрит Гавриил ввел очень жесткие порядки. Заставляет пономарей - плутов "не вовремя в колокола звонить, в доски колотить" - "покою не дают", в полночь "нашу братию будить" заставляет. "У монастырских ворот поставлен с шелепом (плетью - Н. С.) кривой Фалалей, нас, богомольцев твоих, за ворота не пускает, в слободы ходить не велит"...

Самая главная жалоба монахов - Гавриил "старых пьяных разогнал"... Дошло до того, "некому пива варить..., а на деньги вина покупать... А если бы нам, богомольцам, власти не помешали, — пишут далее калязинские монахи, — и мы бы не пожалели, и колокола бы отвязали, да в Кашин сослали и на вино б променяли..." Ради разгульной и пьяной жизни монахи готовы на все, лишь бы иметь вино, пиво и свободно гулять по слободам. Однако архимандрит требует от монахов добросовестно трудиться, "вить веревки, ходить по утру в церковь". Он "долго есть не дает, а заутрени и обедни всегда не едчи поем" (как и положено по монастырскому уставу - Н. С.). Есть заставляет репу пареную да редьку вяленую, кисель, щи и квасом угощает. Монахи же требуют, чтобы и в постные дни им давали вязигу, икру, белую рыбицу, уху стерляжью, пироги, блины с маслом и молоком, а в братины наливали не кисель, а пиво настоящее. Монахи не раз обращались к своему монастырскому владыке с просьбой: если хочешь "в Калязине побольше побыть, а с нами... в совете пожить... ты бы почаще пиво варил, да нашу братию допьяна поил, а в церковь бы пореже ходил и нас бы не томил". Если же архимандрит не изменит своего отношения, то монахи советовали: "не лучше ли ему прочь от нас? А на его место охочих будет много". Конечно, из их пьяной среды. Они обещают: "в амбарах простору прибавим, рожь и ячмень в солод израстим, пива наварим, на деньги вина прикупим, прикажем колокола отвязать, велим в Кашин сослать и на вино променять". Вот так, не больше и не меньше, пьяному и распутному ничего не жаль, готов все свое имущество спустить, только было бы вино и пиво и ничего ему больше не надо... Как только монахи прогонят лихого архимандрита Гавриила, а "доброго добудут", вот будет раздолье: "будут прибыль чинить, вино в чары наливать, пиво и вино пить и в церковь не ходить, пономарей вышлют "в слободу жить", прикажут "им почаще в монастырь ходить, из недели в неделю в год по единожды". Наконец, монахи, истомленные архимандритом Гавриилом, просят архиепископа Симеона пожалеть их, богомольцев своих, и сменить им архимандрита. А если "перемены не будет, и мы богомольцы твои, ударим об угол да ложки, а в руки возьмем по сошке, да ступим по дорожке в иной монастырь, а где пиво да вино найдем, тут и поживем, а когда тут допьем, в иной монастырь пойдем". А когда с "великие кручины назад в Калязин пойдем и в житницах и в амбарах все пересмотрим"...

Последняя строка челобитной примечательна тем, что монахи, хотя и просят дать им волю, однако добавляют: "у бога милости просим, да и молися, не плоши", или по современному означает: "на бога надейся, а сам не плошай".

Вместе с тем челобитная свидетельствует о социальном неравенстве среди обитателей монастыря: "архимандрит просторно живет, нашей братве в праздники и в будни на шеи большие цепи кладет, да об нас батоги приломали шелепы (плети) порвал... "Жестокий и жадный архимандрит "сам во нраве один живет, с горя сухой хлеб жует и воду пьет". Монахи считают: "у нашего архимандрита вдруг ума не стало: мыши с хлеба опухли, а мы с голоду мрем". Они недовольны, что архимандрит с ними мало пьет, "да долго бьет", а "с похмелья нас оправляет метельным комлями (вениками) да ременными плетями". Что из того, если они, богомольцы, утрудятся да "у пивного ведра засидятся, а поутру не поспеют к церковной службе. Так архимандрит этого не понимает, "монашескому житью не навычен". Но монахи все-таки гордятся своим монастырем. Они пишут: "Обитель немалая, казна большая, после мору старых лет в запасе немало осталось".

Таким образом, монахи, понимая свою безысходность, решаются на социальный протест, считая, что другого пути улучшения своего положения нет.

За внешним балагурством пьяных монахов в повести скрыта народная ненависть к монастырям, к церковным феодалам. Основное средство сатирического обличения — язвительная ирония, скрытая в слезной жалобе челобитчиков... сохранила народная память в форме мифов, легенд и преданий. Однако сквозь толщу времени в мифах и легендах можно видеть и исторические очертания нашего далекого прошлого. Сохранившиеся исторические свидетельства тому подтверждение.

Образование и наука

Система народного образования в Калязинском уезде не охватывала обучением всех детей школьного возраста. В 1911 году в школах всех типов обучалось немногим более 7 тыс. человек, что составляло не больше 50% всех детей, подлежащих обучению. К началу революции в уезде грамотность составляла только 58,7%: мужчины — 80%, женщины - 35%.

В 1903 году в городе на средства калязинского купца Н. М. Полежаева было открыто низшее механико-техническое училище. В том же году началось строительство нового здания училища на ул. Тверской (ныне ул. Ленина), которое было закончено к 1905 году. В училище принимались только мальчики из хорошо обеспеченных семей купцов, чиновников, мещан. Каждый учащийся носил обязательную форменную одежду. В 1903-1904 учебном году было принято 32 ученика. Училище готовило специалистов средней квалификации для развивающейся российской промышленности.

В 1880 году в г. Калязине было открыто на базе уездного училища городское училище по положению 1872 года. Многие годы оно не имело своего помещения. В 1882-1883 годах для городского училища и других городских учреждений было построено новое здание на ул. Московской (ныне ул. Карла Маркса). Это здание сохранилось до настоящего времени. В нем располагаются классы основной школы № 2. В училище принимались только мальчики из семей торговцев, мещан и богатых крестьян. Обучение было платным, обязательным считалось ношение форменной одежды. Мальчиков обучали русскому языку, математике (арифметике, алгебре, геометрии), физике, черчению, рисованию и счетно-бухгалтерскому делу. В 1912 г. городское училище было преобразовано в высшее начальное училище с четырехлетним сроком обучения.

До революции в городе имелись три церковно-приходских школы и женская гимназия (ул. Московская, ныне К. Маркса, д. 12/15), на селе - 32 земских и 10 церковноприходских школ и одна школа Министерства народного просвещения.

На территории Калязинского уезда сеть учреждений здравоохранения не могла обеспечить всё население города и уезда элементарной медицинской помощью. Земская больница в Калязине была основана в 1867 году, а в с. Нерль - в 1873 году. Население было вынуждено обращаться за медицинской помощью к знахарям, которые "лечили" путем заговора, употреблением трав и "святой воды".

В начале XX века, особенно после революции 1905-1907 гг., наблюдается оживление культурной жизни в г. Калязине и уезде. В городе сформировалась самодеятельная труппа любителей театра, которая готовила спектакли и ставила их в залах "Доброхотной копейки", технического и городского училищ. Усилиями местных музыкантов устраивались концерты, ставились оперы. В художественной самодеятельности города участвовали учителя городского и технического училищ, женской гимназии и чиновники государственных учреждений.

Известен город, прежде всего людьми, в нем жившими. Их трудовые и ратные подвиги прославили наше родное Отечество. В июне 1856 года Калязин посетил великий драматург А. Н. Островский, который отметил в письме своим московским друзьям: "Трудно представить себе города более сонного и бедного, чем Калязин". В Калязине бывали поэт В. А. Жуковский, русский педагог К. Д. Ушинский, близко знавший калязинского священника И. С. Белюстина, который сотрудничал в "Журнале Министерства народного просвещения".

7 августа 1887 года проходило солнечное затмение, хорошо просматриваемое в средней полосе России. Для более удобного наблюдения за интересным явлением природы рано утром в тот же день из города Клина поднялся воздушный шар с человеком-исследователем на борту. Этим человеком был великий русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев. Шар поднялся на высоту более трех тысяч метров и проплыл над землей около ста километров. После окончания затмения Солнца и завершения наблюдений около 9 часов утра шар стал опускаться вниз и приземлился на территории Калязинского уезда между деревнями Малиновец и Ольгино, недалеко от усадьбы помещиков Салтыковых. Первым, кто заметил приземление воздушного шара, был местный крестьянин Егор Григорьев, который помог Д. И. Менделееву опуститься на землю и вылезти из корзины. Д. И. Менделееву была присуждена золотая медаль парижского общества аэронавтов за отвагу и героизм, и сбор ценной научной информации...

Калязин в XX веке

Революционные события в стране не обошли стороной и Калязин. Возникали революционные кружки среди рабочих, учащихся технического училища. Крестьяне Плещеевской, Степановской, Фроловской, Расловской и др. волостей боролись за землю, за снижение налогов. Вместе с рабочими, крестьянами, учащимися в революционные ряды вставала интеллигенция. Калязинцы принимали активное участие в февральско-мартовских революционных событиях 1917 года, в свержении царизма, в установлении Советской власти в городе и уезде в декабре 1917 года - январе 1918 года.

В I половине XX столетия в Калязине начинается кооперирование кустарей в артели. Так возникают сапожная артель "Кожобувь (1927 г.), сапоговаляльная "Красный Октябрь" (1928 г.), портновская "Красный швейник" (1929 г.), артель по пошиву белья, одежды, обуви "Ударник" (1934 г.). Работали артель кузнецов, кожевенный завод. Многие из артелей впоследствии стали фабриками.

В 1919 году началось регулярное пассажирское движение по железнодорожной станции Калязин - Пассажирский, когда была достроена ветка от Москвы через Дмитров, Савелово. Также была построена линия Кашин-Калязин.

Ветка Калязин-Углич вступила в строй лишь в середине 30-х годов.

Решением Президиума Калязинского уездного исполкома Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов от 1-го июня 1920 года Троицкий Калязинский монастырь был закрыт. В 1920 году на территории бывшего монастыря разместились экспозиции местного историко-краеведческого музея, созданного И. Ф. Никольским в то же время. Вещи, переданные музею после закрытия монастыря, положили начало его коллекции. Позднее там же разместился дом отдыха Московского электрозавода.

Позднее в 1940 году в связи с затоплением территории монастыря историко-краеведческий музей был переведен в здание бывшей церкви Богоявления (построена в 1781г.), где и располагается в настоящее время.

Основателем музея, его бессменным с 1920 по 1972 гг. руководителем был Иван Федорович Никольский (1899-1979гг.) - человек, который собирал, хранил, оберегал и приумножал коллекции городского музея. Многое, собранное его заботливыми руками, сегодня можно увидеть в экспозиции краеведческого музея.

Вдоль левого берега Волги, у монастырской стены, на несколько сотен метров протянулся пляж. Сотни приезжих и местных жителей в теплые солнечные летние дни отдыхали в этом прекрасном уголке природы. Подмонастырская часть города была связана с главной его частью перекинутым через Волгу понтонным мостом. Калязинцы, пройдя пешком по понтонному мосту, сразу попадали на великолепный пляж, который огибал весь левый монастырский берег Волги.

В 1939 - 1940 годах часть территории старого города была затоплена при строительстве Угличской ГЭС. В зону затопления попали постройки Троицкого Калязинского монастыря, которые были перед в 1936-1940 гг. разобраны. И сейчас, подъезжая к Калязину на теплоходе со стороны Углича, по правому борту взору каждого предстает небольшой остров, заросший травой, кустарником, деревцами березы, рябины, липы, орешника. Летом остров - любимое место отдыха калязинцев: тишина, много зелени, чистый воздух, прекрасная волжская вода и хрустящий под ногами песок, оставшийся от прежнего пляжа, о котором помнят только старожилы. И немногие также знают о том, что на этом месте до 1940 года стоял великолепный памятник древнерусского зодчества XVI -XVII вв., Троицкий Калязинский первоклассный мужской монастырь.

А ведь уничтожать Троицкий Собор не было необходимости, достаточно было сделать обвалование и этот памятник архитектуры сохранился бы до сегодняшнего дня, однако начальник Волгостроя Л.Берия дал другой указ и собор был взорван. На его месте ныне стоит деревянный крест.

От самого монастыря сохранились лишь снятые со стен фрески XVII века, красные неполивные изразцы XVI века с рельефным орнаментом или с фигурой всадника, китовраса (русский вариант античного кентавра); изразцы поливные, бирюзово-зеленые; фрагменты кирпичной кладки; куски белокаменной резьбы - бусина портала (XVI в.), фризы, надписи, вырезной металлический всадник - флюгер, снятый с одной из монастырских башен. Все перечисленное хранится в Москве в музее архитектуры и в Калязинском краеведческом музее.

Однако то, что сохранилось в разных музеях страны, не может восполнить образовавшийся пробел в знаниях о нашем городе. Иной калязинец, особенно молодой, не видевший старого города и монастыря, с недоумением спрашивает: "А надо ли было разрушать монастырь? Может быть, надо было найти возможность сохранения как города, так и монастыря?". Или: "Как могло случиться, что шедевр древнерусского архитектурного искусства был бездумно разрушен?"; "Какая была бы красота недалеко от Москвы, окруженная волжской водой, которая бы несомненно соперничала со знаменитыми Соловками в Белом море?"

Но увы, над водой сохранилась лишь колокольня Никольского собора. Местным властям показалось удобным использовать колокольню как место для тренировок начинающих парашютистов. Поэтому ее решили на первых порах не сносить. Позже, когда революционные маньяки сошли с исторической сцены, колокольню и вовсе оставили. Более того, ее обсыпали грунтом, чтобы предотвратить разрушение, вызываемое водой и ледоходом.

Колокольня среди воды - это красиво и грустно. Ведь когда-то здесь были улицы и площади, кипела жизнь. Калязин распался. Расширившееся в результате строительства Угличской ГЭС устье реки Жабни оторвало от основной части города заречную Свистуху, еле видную вдали. Добраться туда можно только на катере. Третья часть Калязина - та, что окружала древний монастырь, исчезла под водой. Архитектурные памятники города в большей и наиболее интересной части своей канули в воду.

Осталась лишь колокольня среди воды - немой укор тем, кто посмел оборвать жизнь города. Когда-то она стояла на торговой площади Калязина около старинного Никольского собора. А сегодня у ее подножья плещется Волга. Многоярусная, видная издалека на водной равнине, колокольня объединяет прильнувший к реке уютный, тихий город.

Создание водохранилища не только изменило облик города, но и повлияло на его климат. Большие водные пространства несколько демпфируют колебания температур.

В связи с затоплением большой части городской территории и переносом Калязина на новое место в конце 1930-ых гг. ему предстояло фактически строиться заново. Но грянувшая Великая Отечественная война 1941-1945 гг. "заморозила" на долгие годы работу по реконструкции и новому строительству Калязина.

Более 14 тысяч калязинцев сражались на различных фронтах страны. Предприятия города в годы войны выпускали военную продукцию. Село перевыполняло задания по производству зерна, мяса, картофеля и другой сельскохозяйственной продукции. В 1943 году жители города и района собрали более 1 млн. рублей на строительство танковой колонны. Население г. Калязина и района внесло весомый вклад в общее дело Победы.

В 1971 году в Комсомольском парке на берегу Волги был установлен обелиск павшим в Великую Отечественную войну землякам. Хотя фронт и не прокатился по калязинской земле, памятники-обелиски можно увидеть не только в городе, но и во многих населенных пунктах района.

В послевоенные годы г. Калязин мирно развивается. Промышленные предприятия переходят на выпуск мирной продукции, происходит переоборудование заводов, укрупнение фабрик. Строятся новые заводы ("Спецавтоматика" - филиал завода "Знамя труда"). В начале 1960-ых годов в городе оживает жилищное строительство.

Культура

С калязинской землей связаны имена многих писателей, поэтов, артистов, художников, педагогов, священнослужителей.

В 1674 году во время чумы здесь жили царь Алексей Михайлович и патриарх Никон. В Калязине жил баснописец И. Крылов. В селе Спас-Угол Калязинского уезда родился знаменитый писатель-сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин. В селе Губино Калязинского уезда родился А.С. Кожухов - партизан Отечественной войны 1812 г. В селе Воскресенском Калязинского уезда родился С.А. Юрьев - ученый, публицист, театральный деятель. С 1839 по 1890-ые годы служил в местной церкви, а затем в Николаевском соборе Калязина священник, публицист, педагог И.С. Белюстин. В городе бывали И.А. Крылов, Д.И. Фонвизин, В.А. Жуковский, А.Н. Островский, останавливался известный художник Н.К. Рерих, отдыхал народный художник РСФСР Е.А. Кацман, посетил Калязин и художник Э.Э. Лисснер.

Калязин - родина художника Н.С. Крылова, ученика А.Г. Венецианова. Близ города в конце XVIII в. жил крепостной художник, впоследствии академик, Е.Д. Камеженков.

В городе работает краеведческий музей, который имеет богатейшие коллекции ценнейших памятников истории и культуры. Современная экспозиция музея раскрывает интереснейшие страницы истории Калязинского края.

Ложе Угличского водохранилища поглотило почти 2/3 города Калязина и 4 десятка населенных пунктов Калязинского района. Сегодня от прежнего города остались несколько улиц, 3 церкви, монастырские острова да колокольня Николаевского собора. Теперь каменная колокольня Николаевского собора - памятник великолепной архитектуры, главная достопримечательность Калязина. Она была построена в 1800 году в довершение ансамбля Николаевского собора постройки 1694 г. Идея ее сооружения принадлежит полковнику Василию Федоровичу Ушакову, владельцу имения в селе Никитском Калязинского уезда Тверской губернии. Крепостные мастера полковника Ушакова, владельца села Никитского, брали "...всю работу по строительству, согласно... плану и фасаду" на себя. Архивные документы сберегли имена крепостных строителей. Это крестьяне деревни Карпово Василий Степанов, деревни Староселки Евдоким Иванов и деревни Авсергово Иван Иванов-Руделев с "товарищи". В случае, если колокольня покосится или даст трещину, крестьяне обещали за свой счет разобрать ее и вновь построить.

Помимо неё из памятников архитектуры следует отметить церкви: Богоявления (1781), Вознесения (1787), Введенская (1882) а также жилые дома 18 - 19 веков.

Промышленность и сельское хозяйство

В настоящее время в городе функционируют три завода пищевой промышленности: Калязинский рыбозавод, Калязинский завод пищевых концентратов, Калязинский маслосырзавод, а также Калязинский механический завод. Из швейной промышленности можно отметить Калязинскую швейную фабрику, выпускающую форменную одежду для МПС и МО, Калязинскую фабрику модельной обуви, фабрику «Красный швейник» и ОАО «Красный Октябрь», изготавливающее валенки.

По станции Калязин - Пассажирский осуществляется сообщение с Москвой, Санкт-Петербургом (через Бологое и через Пестово) и Рыбинском. В пригородном сообщении курсируют "рабочие" поезда на Савелово, Сонково (через Кашин), Углич.

В Калязинском районе выращивают зерновые, картофель, лён. Молочно-мясное скотоводство, свиноводство.

Образование и наука

В Калязинском районе, по последним статистическим данным, действуют 9 крупных и средних предприятий, 28 школ, 2 больницы, 28 библиотек, 29 клубных учреждений (из них 26 в сельской местности), 1 училище, 2 средних специальных учебных заведения.

Город помогает в освоении космоса. Здесь установлен 64 метровый радиотелескоп